Главная Послать письмо Карта сайта
+7 (351) 741-04-03

Адрес:454021 г.Челябинск пр. Победы, д.287
Как проехать okb3@okb3-74.ru

Романтика и проза доктора Пономарева

28 Ноября 2012

«Если бы пришлось начать жизнь сначала, не раздумывая снова бы поступил в медицинский», — убежден заведующий участковым терапевтическим отделением № 2 поликлиники областной клинической больницы № 3 Виктор Пономарев. Посвятив сорок лет медицине, он ни разу не пожалел о своем выборе, жаловаться на трудности не привык.

/«Вечерний Челябинск», Наталья Фирсанова/

Передовик производства

Он с детства хотел стать врачом. Интерес к профессии у юного челябинца появился в больнице небольшого уральского городка Бакала, где проводил все каникулы.

— Моя сестра (она на десять лет старше меня) заведовала отделением в бакальской больнице, — рассказывает Виктор Семенович. — Мне нравилось на ее работе. Там познакомился с терапевтами, хирургами.

В челябинской школе № 107, где учился Виктор, ребят настраивали на рабочие профессии. В начале 60-х в стране проходил эксперимент: старшеклассники не только учились, но и трудились на производстве. Из-за этого школьный курс растянулся на 11 лет.

— С отрывом от учебы мы по три месяца работали на ЧТЗ. Я был бригадиром электриков, — вспоминает доктор.
В школе его фотография висела сразу на двух досках почета: передовиков производства и лучших спортсменов. Виктор занимался легкой атлетикой, был чемпионом школы, призером городских и областных соревнований.

Но, получив аттестат зрелости, без лишних раздумий решил поступать в медицинский институт. В тот год конкурс в этот вуз был огромный: среди девушек на место претендовало 12 человек, среди юношей — семь. В то время в институте был только один лечебный факультет. Набирали 400 человек: 200 ребят и 200 девчонок. Виктор выдержал конкурс.


Домой — с мозгами

Первые годы учебы стали настоящим испытанием на прочность. Нагрузки выдерживали не все.

— Первые полтора года учили анатомию. Нужно было не только запомнить тысячи латинских названий, но и уметь показать, — рассказывает Виктор Семенович. — Помню, сидели с толстенным атласом в анатомичке, рассматривали трупы. Приходилось даже домой носить кости и мозг в формалине, чтобы все досконально изучить.

При этом Виктор, как и большинство студентов-медиков, успевал работать. Сначала санитаром на скорой, на старших курсах — фельдшером в медвытрезвителе Тракторозаводского района. По словам Пономарева, в то время к «клиентам» этого заведения относились очень гуманно. Если поступал человек с тяжелым опьянением, сотрудники вытрезвителя везли бедолагу на своем транспорте в больницу. А после того, как несчастного приводили в сознание и угрозы для его жизни уже не было, забирали обратно в учреждение.

— Помню, привезли человека. Он задыхается, дежурный офицер в растерянности — ничего понять не может, — вспоминает случай из юности Виктор Пономарев. — А нас в институте учили: первое, что нужно сделать в такой ситуации, — открыть рот больному. Так я и сделал. Оказалось, у него выпала вставная челюсть и застряла поперек горла. Вытащил я эту челюсть — человек задышал.


Хирург-«многостаночник»

В институте Виктор мечтал о карьере хирурга. Эта романтическая профессия особенно привлекает студентов сильного пола.

Мечта Пономарева сбылась. После института его распределили в поселок Новогорный детским хирургом. Он не только оперировал грыжи, аппендицит, лечил не только детей. В местной больнице молодой специалист был единственным хирургом. Приходилось выполнять роль и уролога, и травматолога.

— Однажды привезли семилетнего мальчугана — попал под машину, — рассказывает Виктор Семенович. — У ребенка разрыв печени, перелом бедра, закрытая черепно-мозговая травма. Мы его прооперировали, сделали переливание крови, я наложил ему гипсовый каркас. Все закончилось благополучно. Мальчик вырос, окончил школу да таким парнем-красавцем стал, под два метра ростом!

Рядом с поселком находилась военная часть. Случилась беда: один солдат выстрелил в другого из карабина. Пуля пробила пострадавшему легкое, задела позвоночник. Травма тяжелая — срочно вызвали бригаду санавиации из Челябинска. Но до ее приезда врачи не сидели сложа руки. Всей командой взялись спасать служивого. Перелили ему 15 литров «армейской» крови: позвонили командиру полка, он прислал взвод солдат. Потом пострадавшего отправили в областную больницу, а через полтора месяца он вернулся в Новогорный — попрощался со своими врачами-спасителями и уехал домой живой и здоровый.

— Наша больничка была небольшой, участковой, но коллектив замечательный, профессиональный. Для меня работа здесь стала хорошей школой, — с теплотой вспоминает один из лучших периодов своей жизни Виктор Семенович. — У нас была настоящая команда. Если возникали проблемы, решали их сообща. В экстренных ситуациях, будь то инфекция или тяжелые роды, работали вместе, помогали и поддерживали друг друга.

Но с хирургией доктору Пономареву пришлось расстаться. По медицинским показаниям.


Цех здоровья

Вернувшись в родной Челябинск, Виктор Семенович поступил в клиническую ординатуру по терапии при областной больнице. С февраля 1980 года работает в поликлинике на Северо-Западе, сначала цеховым врачом, потом — заведующим цеховой службой. К тому времени у него уже была семья (жена Татьяна Николаевна тоже врач), подрастал первенец. Предприятие предоставило семье квартиру.

…Сегодня понятие «цеховая медицина» звучит скорее как архаизм. А в начале 80-х служба здоровья находилась в самом расцвете, медицинская помощь была в шаговой доступности от рабочего места.

Только на северо-западе Челябинска врачебные здравпункты действовали на заводе «Прибор», на обувной, на прядильно-ткацкой фабриках и других предприятиях.

— Мы обслуживали 15 тысяч населения, — говорит Виктор Семенович. — Почти на всех крупных предприятиях были физиокабинеты, вели прием зубные врачи, создавались врачебно-инженерные бригады. Мы проводили медосмотры, вели большую профилактическую работу. Трудящихся с хроническими заболеваниями направляли в профилактории, в санатории. Например, пациенты с заболеваниями желудочно-кишечного тракта имели возможность отдохнуть в Пятигорске, Железноводске, Ессентуках, с сердечно-сосудистыми заболеваниями выезжали в местный санаторий «Кисегач», в здравницы Кисловодска.

В лихие 90-е на предприятиях перестали платить зарплату, производство разваливалось, закрывались заводы, а вместе с ними разрушилась цеховая служба здоровья. 

Полосы препятствий
С января 1993 года Виктор Пономарев — заведующий вторым терапевтическим отделением городской поликлиники № 6 (в 1999 году она вошла в состав больницы скорой помощи — ныне областная клиническая больница № 3).

— Виктор Семенович, не было у вас сожаления оттого, что «романтику» хирургии пришлось сменить на терапевтическую «прозу»?

— Понимаете, мы, врачи, поставлены служить людям и стараемся на своем месте делать все необходимое для лечения больного. Поверьте, это не высокие слова, — убеждает наш собеседник. — В нашем отделении, например, все сотрудники работают с душой. Случайных людей у нас нет. Те, кому не нравится медицина, у нас долго не задерживаются — уходят.

— Но пациенты не всегда доверяют участковому врачу. В поликлиниках иногда приходится слышать: «К терапевту хожу только за больничным…»

— Очень обидно бывает, когда приходит пациент и с ходу просит направление, например, к кардиологу. Уточняешь: зачем? В ответ: «У меня давление поднялось». А разве терапевт не умеет лечить гипертонию, стенокардию или не знает, как поставить диагноз? Я считаю, от профессионализма участкового зависит и своевременность оказания специализированной помощи, и дальнейшая судьба больного.

— Что изменилось в последнее время в работе участковой службы?

— Благодаря нацпроекту «Здоровье» и программе модернизации мы получили современное оснащение: ультразвук, эндоскопическое оборудование, суточные мониторы, эхокардиоскопы и так далее. Но работать стало сложнее. Когда терапевт идет к больному, он не знает, что его ждет за дверью. Раньше врачу были открыты все двери. А сейчас надо преодолеть три полосы препятствий. Во-первых, попасть в подъезд (как правило, у пожилых домофонов нет), во-вторых, зайти в «карман», а потом в квартиру. А ведь иногда пожилые люди остаются в квартире одни, не могут подойти к двери. Врачу приходится идти к соседям, брать у них ключи и открывать дверь. Помимо этого врача вызывают наркоманы, опустившиеся люди. Иногда в квартире присесть некуда, все настолько захламлено. Работать приходится в экстремальных условиях. У нас были случаи нападения на врачей в подъездах, в лифте.

И при этом оклад участкового терапевта всего 4350 рублей. Правда, о зарплатах участковых Виктор Семенович говорит сдержанно:

— Деньгами нас никогда не баловали. Но я выбрал эту профессию. Я не летун, не бегаю в поисках того, где больше платят. Мне нравится работать с коллективом, с администрацией повезло. И вообще, в жизни мне повезло.

Наталья МИХАЛЬКОВА, заместитель главного врача по поликлинике Областной клинической больницы № 3:
— Виктор Семенович Пономарев — заведующий, который умеет работать с коллективом, умеет понимать людей, принимает их проблемы близко к сердцу и, насколько возможно, старается решать их. Это очень важно. Поэтому в отделении, которым заведует Виктор Семенович, комфортная психологическая обстановка, а это значит, сотрудники идут на работу с настроением, работают с полной отдачей.
Очень важный момент — Виктор Семенович умеет выслушать пациента, обстоятельно ответить на его вопросы, решить его проблему, «погасить» конфликт на уровне отделения. Число жалоб, заявлений, претензий от больных к медицинским работникам второго терапевтического отделения минимально.
Кроме того, Виктор Семенович хороший муж и отец, он воспитал двух замечательных сыновей, которыми очень гордится.